Театр
Марина Клещёва: "Режиссер спектакля - сама жизнь"

Поговорили с Мариной Клещёвой после свидетельского моноспектакля "Лир-Клещ" в Театре.doc, где актриса третий год выходит на сцену, занята в четырех постановках. Марина Клещёва играет также в Театре на Таганке, снималась у Кирилла Серебренникова в фильме "Ученик". Но "Лир-Клещ" - главный спектакль: это и не спектакль, а рассказ, доверительный разговор со зрителем. «Меня вытравливали хиной» - с этих слов начинает Марина и честно рассказывает все: от детства, первого срока в колонии - до первого сезона в театре.

Марина Клещёва: "Режиссер спектакля - сама жизнь"

Текст постановки "Лир-Клещ" вы писали? Вы импровизируете во время спектакля - или текст не меняется?

Текст постановки - это моя собственная жизнь. Конечно, есть режиссер - Варвара Фаер. Мы друг друга знаем 17 лет. Она была одной из волонтеров, которые приезжали в наш "Крепостной театр" в женскую колонию поселка Шахово Орловской области. И, в принципе, она много лет знает мою историю. Но для спектакля мы пять репетиционных дней провели с ней в Москве. Тогда и разбирали, что за чем следует в спектакле. Что-то не слишком важное убирали, делали акценты на тех местах, без которых не мог бы существовать спектакль. Ну, а главный режиссер в этой постановке - сама жизнь.

От выхода к выходу не меняется текст? Сколько там все-таки импровизации? (пока я была в зале, возникало несколько раз впечатление: нет, это не игра, человек прямо сейчас подбирает слова, думает, как рассказать)

Да, текст иногда меняется. Сегодня я посчитала, что одно важно для зрителя, в следующий раз вспоминается что-то другое... Но основная нить и смысл не изменяется никогда. Если я что-то и меняю, то свой юмористический подход к той или иной ситуации. Иногда, чаще от усталости, появляется некоторый трагизм. Что меня, естественно, расстраивает. Я оптимист по природе.


Думаете ли вы о том, чтобы написать книгу?

Про книгу мне стали говорить ещё несколько лет назад, когда я стала выкладывать разные реальные истории в социальных сетях. Сначала у меня было ощущение, что это мемуары, которые обычно пишут под конец жизни. После завершения подобной книги жизнь человека словно заканчивается. Меня это пугало. Моя жизнь только начиналась. Моя настоящая и интересная жизнь. Поэтому я все откладывала этот момент. Сейчас, вроде, начала собирать какие-то истории, но все равно "торможу". Возможно, потому что, невзирая на решение написать эту книгу, где-то внутри меня сидит этот провинциальный страх  (улыбается). Ответа пока у меня самой нет.

Это очень цельная биография. Док - чуть ли не единственный театр, который начинает с опыта, а не детства, юности и наива. Вы с особой нежностью говорите о детях и молодых, которые врут. А вы тогда врали? а сейчас? Хочется что-то подсочинить, приукрасить?

У меня была слишком честная мама (улыбается). И мне не в кого было быть врушкой. Врать я начала несколько позже, и то - только ей, а потом - прикрывая людей, которые мне были дороги. 

Вообще, стараюсь не врать без особой необходимости. По моему мнению, лучше промолчать.

Я не сочиняю и не приукрашиваю. Просто, как и все незлопамятные люди, я с годами очень быстро забываю о плохом, стараясь сохранить только позитивные воспоминания или посмотреть на ситуацию с другой стороны. Я же в своих проблемах виновата сама. Винить мне некого, а себя всю жизнь казнить я тоже не собираюсь. Иначе пропасть...

Лир у вас - прямо академический Лир! кричит, переходит на страшный шепот... Есть желание в классической постановке участвовать? И предлагают ли другие театры?

Я играю спектакль "Эльза" в Театре на Таганке, как приглашенная актриса. Режиссер Юлия Ауг, с которой мы снимались в фильме Кирилла Серебренникова "Ученик", - она меня выбрала на одну из ролей. Еще одну роль я играю в спектакле Эрвина Гааза "Долгий путь". Спектакль о семье режиссера, которая попала под "молотки" двух режимов. Этот спектакль мы играем в Музее ГУЛАГа.

Режиссеры часто говорят, что я слишком колоритная, и на меня надо прописывать отдельную роль. Это приятно, с одной стороны, с другой - таким путем я часто сижу без работы.

Сейчас пишу очередную пьесу. Надеюсь, что все получится. Ну, а не получится - расстраиваться не собираюсь. Ещё что-нибудь придумаю. В моей жизни опускать руки нельзя.


Где вам проще было: на сцене или перед камерой? театр или кино (если б можно было выбирать)?

Проще там, где не приходится кого-то изображать, тебе непонятного. Но и интересней там, где ты можешь напялить на себя чуждую кожу. Выбирать не хочу. Но, естественно, на первом месте для меня всегда Театр.doc. Театр, в котором не играют. Театр, в котором смешные и грустные реалии нашей жизни.

Вот вы говорите: винить некого. А ведь в первый раз вас подставили по-настоящему, близкие. И вы же вернулись - и прощения просили. А хоть кто-то просил у вас?

Каждому своё. Я не могу их винить в чем-либо. Я же, как "Харитон", подписалась во всю эту историю. Каждый выбирает свой образ жизни. Прощения просить у меня?! А зачем? Кто-то просил из друзей, и спасибо им за то, что хватило силы воли. Кто-то пропал или погиб. Как можно ждать чего-то от людей, у которых своя, порой искажённая, правда. Главное, что я научилась это делать. Остальные, как говорится, по способностям.

Возникает иногда желание побыть кем-то другим, как бы вне своего опыта, бесконечного моноспектакля? Актерство можно назвать терапией?

Я всю жизнь пыталась расковырять чей-то мозг, чьи-то поступки... Мне очень хотелось понять, почему человек так живёт, так относится к людям... Я часто искала причину в себе... Раз так поступили, значит, наверное, заслужила. Потом, мне и так с детства привили комплекс вины за все, что я сделала и не сделала. Я всегда умела утешить, успокоить, выслушать... Когда в Шахово появилась возможность получать высшее образование на удалёнке, мне первое, что сказали: "Иди учись на психолога". Но у меня не оставалось времени до конца доучиться в колонии, а на воле, я была уверена, совсем не будет времени и денег.

В общем, сегодня я не знаю, кто во мне больше "говорил" всю жизнь: психолог или актриса?! А про терапию вот что скажу: если бы я не прошла внутри себя путь Короля Лира, этого спектакля не было бы. И если бы Король Лир не показал мне себя со стороны, я бы не стала такой, какая я сегодня. Театр, правильный, хороший, честный театр - это мощная терапия, лечащая душу как актера, так и зрителя. Поверхностности здесь быть не может. С поверхностностью актеров получаются плохие спектакли.


Мы были с подругой на спектакле, обе удивились: мало женщин пришло. А обычно как?

Очень много женщин бывает на спектакле. И очень многие, как оказалось, пережили в детстве ненужность одному из родителей.

Мужчины, кстати, тоже. Даже успешные.

Людей в моём присутствии тянет на откровения. И для меня это очень ценно.

Вы со сцены говорите, что бывают, видимо, женщины, которых надо бить, - так они понимают любовь... Эх, бывают ли?..

Да, у каждого человека свой психотип. Кто-то не может жить без страданий, кто-то без интриг... кто-то без тумаков. Возможно, это из детства, такова была модель семьи, поведения, отношений с окружающими людьми...

А вы смелый очень человек, с удивительной внутренней свободой. Как думаете, это без ограничения свободы физической можно приобрести, развить?

На самом деле, я очень трусливая. Но вот показывать это - не в моих правилах. Я часто отступала назад и уступала дорогу более наглым. В какой-то момент поняла, что надо идти вперёд, иначе так и буду обороняться из угла. Это тоже из детства. И сегодня я это очень хорошо понимаю.

Единственное, чем меня не напугать, - это тюрьмой. Тюрьма может лишить права передвижения, но не может отнять у тебя духовную свободу и право мыслить так, как ты считаешь нужным.

Часто бывают коммуникации со зрителями после спектакля?

Мне очень понравился последний перформанс, который мне довелось увидеть. Не буду рассказывать всю историю, ограничусь последним эпизодом... Девушка вырывала страницы из альбома, на которых изначально молча и долго что-то писала. По ее джинсам текла моча, а она показывала залу написанное. На одном листе было написано "Время идёт", на следующем - "Время не ждёт", "Времени не осталось.." и на последнем - "Не ссыте, делайте искусство". После всех последних событий, связанных с арестами и обысками режиссеров и людей, причастных к искусству... меня эта история так впечатлила, что я поняла совершенно точно: нельзя останавливаться, пока ты жив.

Вам пишут, рассказывают свои истории незнакомые люди?

Меня, было, даже вылавливали после другого спектакля и просили выслушать свою историю. А вот пишут чаще с надеждой, что я куда-то пристрою или вышлю денег (улыбается).

А, в основном, все равно где-то пересекаюсь с людьми, которые читали мою историю, были или не были на спектакле... И часто рассказывают о своём детстве, юности, отношении с родителями.

У вас есть блог? Вот о коммуникациях со зрителями - так и просится.

Нет, блога у меня нет. Есть группа в фейсбуке "Найти себя", но я давно там ничего не пишу, так как там, в основном, те, кто меня поддерживает все эти годы. А у них уже не осталось вопросов (улыбается).

Так и композиция для будущей книги выкристаллизовывается - из блога, у многих колумнистов получается. Были предложения писать куда-то, колонку вести?

Нет. Меня иногда приглашают ОНКашники на встречи и конференции.

А вы ездите с Театром.doc? В женской колонии побывали в новом качестве?

Нет, у нас пока нет спектаклей, которые можно возить по колониям. Надо писать песни, тексты, но денег нет сделать минусы. Можно, конечно, и под гитару, но надо начинать сочинять песни, а я не умею их строчить, как на конвейере.

Я когда-то ездила просто в Шаховскую колонию с Центром "Содействие". Но это было в 2005 году. Я тогда ещё ездила с концертами "Калина красная" и работала в Серпухове в правозащитной организации.

О чем мечтает Марина Клещёва? Или это стало правилом: ничего не загадывать наперед?

Я часто боюсь мечтать. Я боюсь спугнуть удачу, как говорится. Я очень хочу двигаться и развиваться. И, конечно, как и любая женщина, о простом бабьем счастье... В которое я не верю (смеется).

Ещё я мечтаю много работать. Но с этим пока беда.

У меня очень много бытовых нерешённых проблем и долгов. Очень хочется, чтобы они приобрели какой-то более-менее приличный вид. Моя бездомность меня бесит и мешает жить и двигаться дальше.

Сегодня я помогаю людям переоценить свои проблемы, посмотреть на них с другого ракурса - и в этом мое счастье.