ИГРОКИ: Мистический триллер от театра на Юго-Западе

Спектакли
У режиссёра-постановщика Олега Анищенко получилось переосмысление одного из постулатов Эпохи Просвещения: впадение в страсти – это дорога к погибели человеческой.

Если вы ждёте классической костюмной комедии нравов, если вы не любите постмодернизм, если вам не нравится слово «ребрендинг», если вы считаете человеческое тело неприличным, а современные нравы испорченными, то вам нужен другой театр и другая актёрская труппа.


По пьесе Гоголя

Где: Театр на Юго-Западе

Режиссёр-постановщик Олег Анищенко

Сценография Олега Анищенко и Михаила Беляковича

Хореография Артура Ощепкова

Художник по свету Анатолий Докин

Художник по костюмам Анна Миминошвили

Песни в исполнении Инны Желанной

Премьера 27 июня 2017 года

Если вы ждёте классической костюмной комедии нравов, если вы не любите постмодернизм, если вам не нравится слово «ребрендинг», если вы считаете человеческое тело неприличным, а современные нравы испорченными, то вам нужен другой театр и другая актёрская труппа.

Эта пьеса уже была в репертуаре театра с 1981 по 1999 год в постановке Валерия Беляковича с Виктором Авиловым в роли Ихарева, и очевидцы отмечали новаторское решение спектакля, так что планка для новой версии задана очень высокая.

Для меня неожиданным было, что у режиссёра-постановщика Олега Анищенко получилось переосмысление одного из постулатов Эпохи Просвещения: впадение в страсти – это дорога к погибели человеческой.

Спектакль про мир мёртвых, на злых ветрах вторгающийся в мир живых и пожирающий души впавших в страсти игры. Здесь нет положительных героев, здесь нет выигравших, а только более обманутые и менее обманутые. Спектакль про ритм: шелест босых ног по cцене, треск карточных колод, отбиваемая руками актёров музыкальная партия. Спектакль про пластику: колыхание навий и механистическое, как у куколок в музыкальной шкатулке, дёрганое перемещение живых мертвецов. Спектакль про маски: под маской добропорядочного гражданина скрывается шулер, но и он тоже маска и из под неё проглядывает нечто потустороннее, вгоняющее в ужас. Спектакль о том, что живые, сведшие смысл своей жизни к одной страсти к карточной игре, ничем не отличаются от мертвецов.

Традиционно прекрасная работа художников по свету и костюмам: свет, и это характерная черта Театра на Юго-Западе, – равноправный участник происходящего на сцене. Художник по костюмам также наравне с режиссёром и актёрами создаёт вневременные образы героев спектакля. Пока-ещё-живые выделены цветом: красный башлык на Глове-младшем и красная жилетка Ихарева. Оттенки и фактура красных элементов выбраны близкими к растёкшейся и подсыхающей крови. Живые мертвецы монохромны, серы: передано ощущение тления, распада, потусторонности, несоразмерности персонажей миру живых. Одеяния девушек-навий похожи не то на истлевшие саваны, не то на оперение птиц, не то на струящиеся обесцвеченные водоросли – очень приятно было увидеть переосмысление живописи Густава Климта.

Удачно найден баланс между глобальной хтонической инфернальностью происходящего (как трактует его режиссёрская группа) и элементами, призванными «снять с котурн», приземлить неминуемый пафос. Это небольшие, но очень яркие сцены: с управляющим отелем Алексеем (Фарид Тагиев); в бане и прощание с Гловом-старшим (цитата картины Дмитрия Врубеля «Господи! Помоги мне выжить среди этой смертной любви», добавляющая очередные обертоны спектаклю); выступление в караоке-баре Глова-младшего; Кругель, Замухрышкин и электрошокер; сцена просчитывания Ихаревым возможных последствий, когда его шулерство раскрыли будущие подельники. При всей своей яркости эти элементы не разрушают целостность спектакля, не разваливают его на отдельные фрагменты и не привязывают происходящее к конкретной временной эпохе.

Это один из самых музыкальных спектаклей театра. Звучат песни в исполнении фолк-певицы Инны Желанной, и их тексты, в основе которых обрядовые песни славян и колыбельные, придают дополнительную, надбытовую окраску происходящему на сцене.

Можно ставить пьесу «Игроки», а можно ставить Гоголя. Олег Анищенко и режиссёрская группа театра на Юго-Западе (Карина Дымонт, Михаил Белякович, Максим Лакомкин) взялись именно за Гоголя, что превратило бытовую пьесу с коллизией «вор у вора дубинку украл» в постмодернистскую фантасмагорию, даже манифест: «в этой игре есть только проигравшие».

Автор: Хохлова Татьяна
Теги: театр на юго-западе, игроки

Рассказать друзьям

Комментарии 0